МБДОУ д/c №45 "Ромашка"

Кризис 6-7 лет

Кризис конца дошкольного возраста и перехода к возрасту школьному, или кризис шести-семи лет, наиболее вариативен по своим проявлениям. Основной его причиной является то, что к этому периоду дети уже практически исчерпывают развивающие возможности игр.

В стремлении стать взрослыми дети уже прошли несколько ступеней. Они опробовали самые разнообразные приемы:
- старались оказаться в одной ситуации со взрослыми («Папа, можно, я вместе с тобой буду?., пойду?..»);


-подражали их поведению и действиям («Мама, можно, я тоже попробую?..»);


- принимали на себя роли взрослого в сюжетно-ролевых играх в семью, в магазин, в больницу и т. п.


Однако к 6—7 годам достигнутый ребятами уровень интеллектуального развития позволяет им ясно осознавать, что только при помощи этих приемов действительно стать равными мамам и папам они не смогут. Они понимают, что собственного опыта им явно недостаточно. Отсюда берет свое начало тяга детей к теоретическим обобщенным знаниям, которые не ограничиваются опытом одного человека, а накоплены человечеством в целом. Знания эти неявные, они скрыты, зашифрованы, и, что бы проникнуть в суть различных теоретических знаков и символов, детям требуются помощники. Но кто возьмет на себя эти обязанности, детям пока неизвестно.

Ситуация «хочу и не могу» старших дошкольников явно не устраивает. Они выбирают самые разнообразные формы протеста для выражения своего недовольства, ведь чем старше становятся дети, тем обширнее репертуар их действий. Например, ребенок начинает ревновать и с подозрением относиться к родителям и другим взрослым членам своей семьи. Девочки и мальчики навязчиво преследуют пап и мам, стараются не оставлять их наедине друг с другом, наивно полагая, что именно в эти моменты взрослые обмениваются какой-то особой информацией, скрываемой от детей.


Другой распространенной формой протеста является негативизм (отрицание). Он проявляется в негативном отношении ребенка к своему недавнему прошлому. Девчонки и мальчишки с недоверием относятся к тому факту, что когда-то они были малы, глупы и беспомощны. Это недоверие, психологическое отрицание распространяется на предметы одежды, которыми они когда-то пользовались, на их старые игрушки, книжки, высказывания. Им не верится, что раньше игры с кубиками, куклами, машинками доставляли им явное удовольствие, что это их каракулями изрисованы страницы книг. Все то, что два-три года назад вызывало восторг и восхищение, ныне вызывает у них лишь скептическое удивление; Былые любимцы валяются, пылятся по углам, свалены в кучу в ящиках, И хотя дети по-прежнему с восторгом рассматривают витрины, прилавки с игрушками, но привлекает их лишь разнообразие товаров, их сравнительная стоимость. Ребята тянутся к новой деятельности, игрушки уже неспособны увлечь их по-настоящему.


Часто дошкольники доходят до актов непреднамеренного вандализма. Так, они пытаются переделать, усовершенствовать то, что имеют. Взрослые же воспринимают их действия как намеренную порчу хороших вещей. Например, девочка стаскивает с куклы нарядное платье и наряжает ее в обрывки тюлевых занавесок, которые для нее символизируют бальный наряд, а родителям кажется, что это лишь каприз и своеволие. Попытки изменить кукле прическу приводят к тому, что та лишается половины волос. Мальчики пытаются переделать свои старые машины, чтобы создать из нескольких моделей одну суперконструкцию. Довести начатое дело до конца им удается далеко не всегда. Как результат — груда пластмассового и металлического лома. Все это не вызывает восторга у взрослых и родителей. Они упрекают своих отпрысков в отсутствии бережливости, неряшливости и расточительности.


При этом дети выходят за рамки обычного послушания. Их не устраивают родительские указания — поиграл и убери, посмотрел и поставь на место. В присутствии взрослых старшие дошкольники часто вообще отказываются заниматься с игрушками, а оставшись в одиночестве, сотворяют с ними бог знает что, резко оправдываясь тем, что это их вещи, и делать они с ними могут все, что захотят

.
Средством преодоления негативных проявлений кризиса является создание условий для начала освоения ребенком учебной деятельности, где он может овладеть теоретическими знаниями, прежде всего азбукой, письменностью и счетом. Ведь в период кризиса формируется готовность к школьному обучению. И в этом состоит его положительное значение
.


Часто попытки многих родителей приобщить своих детей к научно-теоретическому знанию (как можно раньше научить читать, составлять слоги и слова, писать, выполнять арифметические действия, благо соответствующих книг, пособий, игрушек сейчас хоть пруд пруди) заканчиваются неудачей именно потому, что начало таких занятий по срокам не совпадает с кризисом конца дошкольного детства. Ребята охотно играют кубиками и буквами и цифрами, с огромным любопытством рассматривают красочно оформленные азбуки для самых маленьких. Но очень скоро они охладевают к этим занятиям, поскольку еще не миновали период игр-драматизаций.

Их воображение пока господствует над разумом. Попытки же взрослых закрепить, отработать, казалось бы, сформированные умения ведут к упрямству и капризам.


Проявления кризиса 6—7 лет у дошколят свидетельствуют, что игровую мотивацию заменила мотивация познавательная, и у ребенка появилась готовность к обучению.


И только если систематическое обучение наукам (в школе или в домашних условиях) начинается в период, когда ребенок вступает в кризис 6—7 лет, то есть в момент, когда игра исчерпала свои развивающие возможности, и на смену игровой мотивации пришла глубокая познавательная мотивация, а вместе с ней и готовность к обучению, приобщение детей к знаниям позволяет получить стойкие положительные результаты. Если дети охладели к играм и забавам, дайте им в руки книжную премудрость, оградите их от житейских забот, и тогда вы получите колоссальный толчок к их дальнейшему развитию. Оно теперь будет направлено на повышение уровня интеллекта и возможностей саморегуляции. Ребята вновь обретут желание подчиняться взрослым, слушаться их, но лишь в ситуациях учебной деятельности. Непререкаемым авторитетом для них станет тот, кто поможет им войти в мир научного знания. Но этим лицом не всегда уже будут родители. Их место займет учитель, педагог, ведущий детей к новому знанию.